Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

Call Me Raven

АЧТСное




Мифы и герои

День первый


Антураж: непонятное помещение без окон, похожее на большую комнату, в середине которой – полукруглый стол с воткнутым в него мечом и рунной надписью: «Кто заберет этот стол, станет первым в мире антикваром». У одной из стен – шикарный бар. В полу помещения – большой люк с надписью неоновыми буквами «Нью-Тартар», буквы периодически загораются и переливаются всеми цветами радуги. Из помещения ведут три простые двери и одна с надписью «Запасной вход».
За барной стойкой хозяйничает Брюнхильд, или просто Брю – против обыкновения брюнетка.


Брю посмотрела на часы и нажала скрытую под барной стойкой кнопку. Пора уже было появиться первым посетителям бара-клуба, и они не заставили себя ждать.
Первыми появились, оживленно беседуя о чем-то своем, девичьем, Медея и доктор Джин Грей. Они заказали напитки и присели возле барной стойки. Вместе с ними в дверь проскользнула Бастет; она тут же забралась на полукруглый стол и улеглась прямо на надпись. Брю принесла ей блюдечко с коньяком, и кошка принялась самозабвенно лакать алкоголь.
Из «Запасного входа» появился Бэтмен, спокойно прошел к барной стойке, заказал молочный коктейль и погрузился в размышления.
Из противоположных дверей почти одновременно появились Медуза-Горгона с афрокосичками и Баба-Яга с метлой подмышкой. Увидев друг друга, дамы с визгом и криками «сколько лет, сколько зим» бросились друг дружке в объятья, затем осели возле барной стойки.
За спиной у Брю из ниоткуда возник призрачно-прозрачный Аполлон, дернул ее за косу и просительно потянулся к одной из бутылок. Пока Брю решала эту проблему, возле двери с надписью «Запасной вход» материализовались, но как-то наполовину, Сцилла и Харибда, сестрички с неясными гастрономическими склонностями. Они встали по обе стороны двери и принялись сходиться и расходиться наподобие дверей в метро.
Буквально ворвавшийся в помещение Локи, острослов и весельчак, громко приветствовал всех очередной шуткой, тут же по ходу рассказал веселую историю, рассмешил всех, потом спросил, кивая на люк:
-Я не опоздал?
Словно бы ему в ответ неоновые буквы вспыхнули ослепительно ярким светом, крышка люка откинулась, из него повалил не то пар, не то туман, из которого раздался трубный рев какого-то непонятного зверя. Туман понемногу рассеялся, люк захлопнулся, и все увидели, что Кронос, звезда и душа клуба, уже здесь.
Послышалась веселая музыка, звезда немедленно принялась петь зажигательную песню, и вскоре уже все присутствующие, включая и Бастет, лихо отплясывали вокруг стола. Внезапно свет погас, музыка смолкла. В темноте все услышали лишь сдавленный хрип, а когда свет зажегся снова, на полу возле стола лежал бездыханный Бэтмен, а рядом с ним громоздилась кучка разнообразных предметов – начиная от пера экзотической птицы до шкурки змейки, сброшенной в период осенней линьки.
Под шумок никто не заметил, что полупризрак Аполлона добрался-таки до вожделенной бутылки и опустошил ее, а потом зачем-то отправился к Сцилле и Харибде, которые теперь равнодушно прессовали его почти бесчувственное тело, но ему было уже все равно - он счастливо улыбался своим грезам...


День второй


Ночь прошла более-менее спокойно, если не считать того факта, что выбраться из помещения никому не удалось. Каждый раз, когда кто-то пытался выйти через любую из дверей, включая и «Запасной вход», дверь либо оказывалась заперта, либо мистическим образом вела обратно к барной стойке. Люк в Нью-Тартар открывался тоже не совсем... регулярно, скажем так...
Наконец, Брю вынула Аполлона из пресса, то есть оттащила от Сциллы и Харибды, и попыталась привести его в чувство.
-Аполлоша, ты же администратор! – приговаривала она, лупя его по щекам и другим, не менее мягким частям тела. – Аполлоша! Что здесь происходит?
Аполлон лишь невнятно мычал в ответ и порывался совершить еще один набег на бар.
В конце концов, Кронос – на правах звезды клуба – предложил попробовать выбраться через Нью-Тартар, отчего Локи так и подпрыгнул на месте:
-Ага! Вот он! Твой коварный план! Надеешься, что мы от безысходности к черту на кулички полезем! Не выйдет!
-Да, - согласно кивала Медея. – Не пройдет! И не выйдет!
-А то, - солидно поддакивала, успокаивая свою прическу, Медуза-Горгона. – Мои девочки ваших тамошних температур не вынесут. Там жарко, как на китайской кухне... – тут она спохватилась и принялась судорожно зажимать несчастным змейкам уши – или чем они там слышат, - чтобы те не расстраивались по поводу гастрономических претензий уважающих китайскую кухню.
-А не попробовать ли нам по старому русскому обычаю... – начала было Баба-Яга, но на нее дружно шикнули, и кто-то пробурчал себе под нос, что сейчас не до некоторых русских обычаев, надо выбираться. – Да я не про водку, - досадливо поморщившись, отмахнулась старушка. – Я про метод блуждания...
-А что! – загорелась доктор Джин идеей, да так, что слегка вздрогнули все бутылки в баре и с шумом взорвались несколько софитов. – Если мы пойдем все вместе, кто-то наверняка найдет выход... Или портал какой-нибудь...
-Мррр, - промурлыкала Бастет, которая никогда не любила коллективных начинаний. – И если один найдет, какая польза от этого остальным?
-А от кошек тоже пользы мало, - не нашелся, что ответит Кронос, и на этом дискуссия увяла.
Однако попробовать стадный коллективный метод все же решили. Запаслись зажигалками с портретом Кроноса и разделились на четыре группы – с дверью, которую охраняли Сцилла и Харибда, решили пока не рисковать.
Медея шла вместе с доктором Грей, Баба-Яга скомпоновалась с Медузой, Локи привлек Бастет (от него приятно пахло вымоченной в водке селедочкой), Кроносу ничего не оставалось, как понадеяться на то, что хотя бы Нью-Тартар не подведет на этот раз – он уже слегка мерз...
Брю размышляла, к какой бы группе ей примкнуть, наконец, решила, что на кошкино чутье, пожалуй, положиться можно.
Едва все четыре команды попытались открыть двери и люк, свет вновь погас, раздался ужасный грохот, лязг металла и визг пилы, что заставило их довольно бестолково метаться по помещению.
Когда свет зажегся вновь, изумленные пленники бара обнаружили, что одна из дверей заменена железной с окошком из толстого стекла, а за ней каким-то образом образовалось весьма неприглядное помещение, похожее на старый обшарпанный туалет из ужастика или кошмара; в этом помещении на полу, прикованный цепью к ржавой трубе, лежал Кронос. Было похоже, что он без сознания...
Брю принесла все ключи, которые у нее были, но это было совершенно бесполезно – на железной двери не оказалось даже замочной скважины, однако возле двери валялись в беспорядке клок шерсти, шесть разных пуговиц, пучок прутьев, четыре разноцветных шнурка и еще кое-что по мелочи...


День третий


На следующее утро, проснувшись с дикой головной болью после массированной атаки бара, Бастет и Горгона (последняя – особенно в области змеек) чувствовали себя как триста тридцать три выжатых лимона. Пока они искали, чем бы похмелиться, остальные размышляли над тем, что бы такого полезного сделать, чтобы уже наконец выбраться на свежий воздух.
Аполлон пытался сфокусировать взгляд на Сцилле и Харибде, но у него все время получалось то шесть, то четыре сестрички вместо двух.
-Они размножаются... – яростно шептал он, пытаясь снова сосчитать движущиеся скалы. – Они явно размножаются... «туда, где Сцилла и Харибда отплясывают свой смертельный танец...» Ну, про пляску старик приврал, не так уж и быстро они движутся... Вот потому и говорят: гомерический хохот... Преувеличивать надо меньше потому что, тогда над тобой ржать никто не будет...
Сестрички запели заунывную застольную песню и чокались пятилитровыми бутылками скотча каждый раз, когда сходились, и опрокидывали бутыли, когда расходилсь.
Брю наставительно подняла пальчик к потолку:
-Нам надо действовать вместе. Как скажет лет через тыщу один дядька в Гиперборее, «когда в товарищах согласья нет...»
-Стоп! – прервала ее Медея. – Опять эта соцпропаганда! Какие товарищи? Товарищи все в Париже! Или в Ницце, что тоже неплохо... Вот выберусь отсюда, поеду покупать виллу на Лазурном берегу...
-Виллу! Ага! И граблю заодно! – злорадно усмехнулась Медуза, пытаясь открыть очередную бутылку. – Как раз об эту пору там грабят знатно... – она вынула пробку из бутылки кьянти урожая 1836 года до нашей эры и со вздохом приняла внутрь благодатный нектар.
-Коллекционное вино! – в отчаянии всплеснула руками Брю. – Уже и до запасников добрались! Аааа!
-Да ну, - протянула Баба-Яга, - с дачным домиком в лесу ничто не сравнится, и уж тем более никакая заграница ему в подметки не годится... Ой! – спохватилась старушка, - чей-то я стихами заговорила? А что, неплохой романс может получиться...
И она принялась мурлыкать разные мелодии, чтобы пристроить к ним свои стихи.
-Да, как же, видали мы эту вашу дачку, - лениво вставила свои пять копеек в беседу разморенная борьбой с бутылкой божоле доктор Грей, - это же курам на смех!
-А вы слышали, как куры смеются? – встрепенулся Локи, который как раз закончил инспектировать ящик легкого игристого шампанского. – Нет? Так я вам покажу!
-Ну вот, - проворчала Бастет, поднимая недовольную мордочку от блюдечка с коллекционным шабли, - мало нам было в этой жизни гомерического хохота, так теперь еще куриный смех пойдет...
Из-за железной двери раздалось бряцание цепей и стоны Кроноса.
Потихоньку все собрались посмотреть, как у него дела; посыпались советы, как ему освободиться от цепи, чтобы хотя бы в своем помещении передвигаться свободно.
Пока все толпились у двери в раздолбанные удобства, разом открылись оставшиеся три двери, однако стоило всем ринуться к выходам, как из ослабленных алкоголем и отсутствием свежего воздуха тел образовалась куча-мала, которая ругалась не хуже сапожника и шевелилась не меньше гигантского кальмара. Постепенно все распутались, куча-мала развалилась, но тут погас свет, и в темноте все явственно услышали, как захлопнулись все выходы и эхом бутыльного звона отозвалась на это барная стойка.
Когда свет появился снова, недосчитались двоих: Медея обнаружилась пристегнутой наручниками к ржавой водопроводной трубе по соседству с Кроносом, а Брю случайно нашлась в запертой клетке для танцовщиц почти под самым потолком, обе были без сознания.
Под клеткой валялись перочинный нож, упаковка зубочисток, кошелек, скидочная карта в салон красоты и пособие по выращиванию особо гибкой и послушной лозины, рядом с железной дверью нашли подушечку с булавками, косметичку, горшочек меда, хвост дохлого осла и ожерелье из засушенных золотых рыбок. 


День последний


После довольно вялых препирательств накануне Локи, Медуза-Горгона и Бастет разработали план, как все же добыть у Брю ключи от бара. Оставалось только его осуществить, пока доктор Грей, Медея и Аполлон мирно посапывали в дальнем углу, а Баба-Яга, Сцилла и Харибда - под столом.
Локи собрал все мелкие предметы, какие только валялись в беспорядке по всему полу, Медуза разложила их на три примерно равные кучки, а Бастет пошла покопаться в кучке барахла, которую она случайно обнаружила за барной стойкой. Причем она могла поклясться, что еще вчера этой кучки здесь не было.
Локи начал прицельный обстрел клетки с Брю с таким расчетом, чтобы предметы пролетали между прутьями клетки и шлепались прямо на валькирию. Мысль была проста, как томатный сок: они бросают в Брю всякой фигней, она бросает фигню обратно, а вместе с ней и ключи.
-Ты уверен, что бросит? – на всякий случай переспросила Медуза, взвешивая на ладони перочинный нож и прикидывая, как его лучше швырять – в сложенном виде или с растопыренными лезвиями.
-Должна, - уверенно ответил Локи, вываливая на пол свои новые находки.
Однако проверить эту теорию на удалось.
-Попалась!!! – раздался торжествующий вопль Бастет, совсем не приличествующий богине, надо заметить.
Из-за барной стойки вывалилась доктор Джин Грей, а в ее волосах дыбом стояла кошка и вопила:
-Это она! У нее целый план есть! Вон он! В кармане!
Проснувшиеся Баба-Яга, Медея, Аполлон, Сцилла и Харибда разом навалились на доктора Грей и скрутили ее по рукам и ногам. Медуза подошла к Джин и вытащила у нее из кармана сложенный вчетверо лист бумаги, развернула, пробежала глазами:
-Таааак... Как - понятно... Но зачем? 
© Stashevskey